Гостевая     Обо мне  
      Мои миры  
    Главная страница    
 
Короткие рассказы

 

 


Лодка

По паспорту он был Геннадий (с двумя "н") Арсентьевич (через "т" с мягким знаком) Дабы избежать всех этих трудностей, его называли просто Геша. В детстве Геша мечтал стать водителем поливальной машины, но после армии неожиданно поступил в театральный институт и стал актером в одном из провинциальных театров. Правда звезд с неба он не хватал, однако, по причине малочисленности труппы, в репертуаре был занят плотно. Наконец на доске объявлений появился листок с очередным распределением ролей, где напротив главного героя стояла его фамилия. Коллеги дружно поздравляли и желали удачи, хотя Геша знал, что большинство завидует и считает приказ несправедливым. Репетиции проходили гладко пока не пришла повестка, предписывающая Смирнову Геннадию Арсентьевичу явиться в военкомат для отправки на краткосрочные учебные сборы. Геша немедля позвонил знакомому капитану, которому не раз доставал контрамарки на премьеры.
- Петрович, я повестку получил.. Ты можешь что-то сделать?
- Знаю, но план переподготовки составляем не мы… Я ничего изменить не в силах…
Тут его вызвал директор:
- Что это получается? Ты три месяца будешь прохлаждаться за государственный счет, а мы должны все это время платить тебе среднюю зарплату, делать срочные вводы и менять план выпуска нового спектакля.
- Видимо, они решили, что за время учебы и работы в театре я утратил боевые навыки…
- Брось! Знаю я эту переподготовку. Целыми днями слоняются пьяные, в шинелях без погон и сапогах третьего срока… не зря их еще "партизанами" называют. Ты свой долг Родине отдал… пора и головой думать…
- Это как?
- Достань справку, что ты инвалид - передаст, псих, или нечто в этом роде… Время еще есть…
В расстроенных чувствах Геша забрел в поделочный цех.
Бутафор Рома рассмеялся:
- С такой справкой тебя потом не только в театр, даже в дворники не возьмут… Хотя есть одна идея.. Надо перед самой отправкой вызвать скорую помощь и изобразить умирающего. Пока тебя отвезут в больницу, пока разбираются, всех уже отправят без тебя. Скажи: тошнит, слабость и голова сильно болит…
- А если расколют?
- Значит ты плохой актер!
К совету Геша отнесся с полной серьезностью.
Два дня не брился, сутки не ел и старался меньше курить.
В четыре часа утра его забрала карета скорой помощи…
В приемном покое Гешу переодели, выдали тапочки и огромную подушку, на выцветшей поверхности которой, корявыми буквами было выведено: Э н ц е ф а л и т…
Потом проводили на второй этаж и устроили в небольшой палате, на койке возле двери.
Геша посмотрел на мирно посапывающих соседей, потом на свою постель. Зловещая надпись под наволочкой была не видна, но не предвещала ничего хорошего.
- Заражусь! - подумал он - Умереть, конечно не дадут, но на сборах было бы спокойнее..
Он лег и моментально заснул. Открыл глаза только когда в палате было совсем светло. Значит группа переподготовки уже отправлена, отправлена без него.
Геша хотел встать, но услышал сдавленный шепот:
- Веня, смотри.. Больного привезли, заразимся.
Над спинкой кровати возникла наголо стриженная голова мужчины неопределенного возраста. Геша захлопнул веки. Он испугался, что с его волосами могут сделать то же самое… Послышался хрипловатый голос:
- Братан, говорить можешь? Потерпи, скоро доктор придет…
Потом они познакомились ближе. Оказалось, Веня сейчас отбывает тюремное заключение, и решил во время пересылки "уйти на больничку" Здесь ему ставят диагноз уже около недели…
Второй сосед, директор пищекомбината Вадим Алексеевич, попал сюда случайно во время проведения аудиторской проверки…
Геше пришлось соврать, будто он изучает больничную жизнь для новой роли.
Он угодил в недавно построенную инфекционную больницу. Запах краски еще перебивал все больничные запахи. Палаты, которые здесь называли боксами, были постоянно закрыты снаружи, чтобы ограничить общение между больными. Внутри находился тесный санузел, в котором стоял унитаз и большая раковина с душевой лейкой на длинном шланге. Горячая вода, правда, отсутствовала…
Сам бокс, видимо, планировался двухместным. Гешина койка портила весь интерьер…
Дальше следовал длинный тамбур со солом и стульями в одном конце, и входной дверью в противоположном, на двери оборудовано небольшое окно для передачи пищи… Обстановка комфортная, но надо сказать, угнетающая…
Звук открываемого замка заставил всех насторожиться и принять страдальческое выражение лица. В палату вошла седая женщина в белом халате. Она поздоровалась со всеми и подсела к Геше.
- Я ваш лечащий врач. Зовут меня Тамара Михайловна. Расскажите подробно о вашем самочувствии…
Тут Геша начал импровизировать, проникновенно и убедительно, как может только истинный последователь системы Станиславского. Все его слова Тамара Михайловна аккуратно записывала и иногда задавала вопросы:
- Головные боли сильно беспокоят?
- Нет. Почти все прошло..
- Странно. По моим данным, вам сделали только инъекцию димедрола… это на могло привести к купированию описанных смптомов.
Геша прикусил язык…
- Скажите, сколько дней я у вас пробуду?
- Об этом говорить еще рано… Сегодня начнем сбор анализов и поддерживающую терапию..
После ее ухода в палате повисла неловкая пауза, которую нарушил Веня:
- Складно звонишь, даже я поверил… Надо мастырку твою перенять, пригодиться…
Первое время Геша не знал куда себя деть… Читать инфекционным больным не полагалось, телевизора не было, радио молчало.. Приходилось до отупения играть в "подкидного дурака", картами, которые умудрился пронести с собой Веня.
Больше всего угнетала оторванность от внешнего мира. Еду доставляли в палату, процедуры и забор анализов производили прямо на месте..
Надо заметить, что прописанные Геше прцедуры не отличались особой жестокостью, но радости доставляли мало, ибо в одном китайском трактате сказано: "Радость есть особая мудрость" - над чем плачем сегодня, мы будем завтра смеяться.
Глядя, как Вадим Алексеевич натягивает штаны после очередной внутримышечной инъекции, Веня съязвил:
- К нему ревизия пришла, а он от страха сблевал и в обморок грохнулся. Думали заболел, вот и спровадили сюда ….ферзу под уколы подставлять.
- Ты бы сам сблевал… Мой предшественник воровал да отчетность запутывал, а мне приходиться все это дерьмо разгребать.
- Значит у него мозги по другому заточены. Ты свои макароны, небось, тоже не бесплатно лепишь? На кусок хлеба зарабатываешь, а он хочет туда еще шмат сала положить.. Выходит он деловой, а ты фраер.
- Ты сам-то деловой?
- Нет, фраер-стахановец. По второй ходке чалюсь, а живу не по понятиям.. Правда по закону тоже плохо выходит..
Сам я питерский. Джинсой промышлял на Галёре … Прихватили, статья 154 УК РСФСР "Спекуляция" - вышел с чистой совестью. Смотрю, а вокруг спекулянт на спекулянте, из своих ларьков морду лыбит… Не выдержал, выписал одному по рогам, плюс сопротивление при задержании. Одним словом, бакланка на всю железку, опять зону топчу…
Примерно через неделю Тамара Михайловна сообщила, что по ее профилю
Первым появился хирург, лысый и тучный, однако очень доброжелательный.
Он быстро ощупал Гешин череп, немного помял шею, затем стал выспрашивать по поводу травм и сотрясения мозга. Получив отрицательный ответ успокоился, тем не менее уходить не спешил, начал разговоры о последнем футбольном чемпионате. Геша футболом не увлекался, все же с трудом поддерживал разговор. Хирург радушно пожелал всем скорейшего выздоровления и ушел…
Геша всегда сочувствовал врачам, которые вынуждены проводить всю свою жизнь в окружении больных. Всем известно, что здоровых людей не бывает, а есть только недообследованные… Сам он не видел в каждом встречном потенциального зрителя, хотя часто в разговоре с коллегами, подчеркивая корпоративную принадлежность, употреблял местоимение "мы". Все отальные были "они"…
На следующий день прибыл невропатолог. Холеные усы и длинные волнистые волосы делали его похожим на актера амплуа драматического героя или любовника.
Не говоря ни слова, он начал заламывать Гешины ноги и больно крутить лодыжки.
Геша попытался вмешаться:
- Извините, ноги у меня в полном порядке…
Врач не обратил на его слова ни какого внимания. Он ухватил коленку левой ноги и начал тянуть ее в направлении лба. Позвоночник выгнулся дугой, но Геша решил терпеть.. Недотянув колено несколько сантиметров до цели, невропатолог прекратил экзекуцию и скрылся в туалете.
На своей койке встрепенулся Веня:
- Смотри, Гешка, от тебя даже доктор обхезался…
Через минуту врач вернулся вытирая марлевой салфеткой влажные руки. Он пробормотал что-то себе под нос и удалился.
Несколько позже, от процедурной сестры стало известно, что доктор немного заикается и не хочет демонстрировать это своим пациентам. Геша вспомнил слова Парацельса, которые прочитал в каком-то детективе: "Прежде исцели себя сам". В средние века лекаря, обладающего любым физическим недостатком, побивали камнями…
Третьим номером числился отоларинголог. Им оказалась хрупкая девушка с круглым зеркалом на лбу.
Она обхватила Гешину голову длинными пальцами, и за несколько минут осмотрела уши и нос. Каждое свое действие девушка сопровождала малопонятными терминами. Заглянув в горло она торжествующе воскликнула:
- Я так и знала… Покраснение слизистой невелико, но миндалины увеличены и наблюдается незначительное утолщение связок. У вас хронический тонзиллит в подострой стадии.
Когда металлический шпатель наконец покинул Гешин язык, вернулась способность к речи. Геша возразил:
- Горло у меня болит очень редко.
- Просто вы не чувствуете! Такое бывает.. Заболевание как будто полностью исчезает, но при любом переохлаждении оно немедленно возвращается. В результате сдвигается гормональный фон, возникают симптомы описанные в истории болезни. Вам желательно исключить из рациона раздражающую пищу: горячую, холодную, кислую, острую, соленую.
- Чем же мне питаться?
- Главное отказаться от курения и употребления алкоголя… Только в этом случае можно ожидать длительной ремиссии.
- Значит теперь ни выпить, ни закусить?
- Я пропишу амбулаторное лечение. Только не забудьте сразу встать на учет к участковому лор-врачу..
После выписки мир, казалось, выглядел по новому. Возможность идти куда угодно пьянила голову и будоражила желания. Однако из всех "куда угодно" Геша выбрал театр. Не прошло и часа, как он уже поднимался по лестнице в кабинет директора.
В курилке ошивался Аркаша Зимогляд:
- Гешка, всплыл наконец… Мы к тебе страхделегата с апельсинами от месткома посылали. Не приняли, говорят не положено… Пришлось самим…за твое здоровье. Потом даже "Yellow Submarine" спели… Помнишь? "В лодке мы живём, в лодке мы живём…"
Больничный лист секретарь не приняла. Посоветовала сначала уладить все вопросы с военкоматом.
Майор с хмурым лицом положил на стол затасканную брошюру. Там, на открытой страницебыла подчеркнута строка, которая обещала уголовное преследование за уклонение от армии. На Гешу эта угроза не произвела впечетления, он гордо предъявил свою справку. Офицер бегло изучил бумагу и стал искать предполагаемый подвох:
- Скорую помощь вызывали?
- Там все указано..
Он набрал номер, проверил факт вызова и подробности доставки в стационар. Лицо его приняло угрюмый вид.
- Где работаете?
- В театре…
- Понятно… Арти-ст…
Майор совсем помрачнел и вывел на учетной карточке большую красную букву "Р"
Едва добравшись до телефона Геша позвонил капитану. Тот сразу начал тараторить:
- Вот видишь, сам все проблемы решил. Твоя карточка у меня на столе. Теперь в мирное время тебя не призовут. Видел что военком написал ? Резерв… А ны небось подумал - Расстрел? Пуль на всех симулянтов может не хватить. Я слышал, у вас скоро премьера…
Геша положил трубку.
Распределение, конечно, изменили… Главного героя теперь играет Дима Студенцов, который больше всех поздравлял Гешу с назначением. Все остальное осталось по прежнему. Роли свои он сохранил, бюллетень оплатили..

 

 

Кашемир


Сегодня давали "Аиду".
Театр был полон и ожидал последнего звонка
Разношерстная публика возбужденно занимала свои места, что создавало равномерный полифонический гул. С первыми аккордами оркестра зал затих. Оттуда слышался только редкий приглушенный шепот и сдержанные покашливания. Кто-то успел задремать и, разбуженный неожиданным пассажем, разражался жидкими аплодисментами…
Финал вызвал лавину оваций. Восторженные крики "Браво" слились в единый скандирующий возглас.
После спектакля в оркестровой яме вспыхнула ссора. Ее затеял скрипач Фейгман:
- Что вы делаете? Вы играете ноты, а не музыку… Надо хоть немного понимать замысел композитора… О стилистике произведения я уже не говорю..
- Фима, ты всего лишь вторая скрипка, а рассуждаешь как руководитель оркестра…
- Я не желаю разговаривать с тем, кто не ценит театр, и только ждет приглашения в ближайший ресторан тапером!
- Господи, лучше играть в цыганском ансамбле клуба пищевиков, чем терпеть весь этот сумасшедший зверинец…
- Фейгман прав - нужно больше доверять дирижеру..
- Ефим, уймись. У тебя может подскочить давление…
- Говорят, его жена каждый день готовит овощи на пару. Всем известно, что от такой еды сильно портится характер..
- Разве на нашу зарплату можно приготовить что-то другое?
- Ефим Борисович, перестанете… Мы все вас уважаем и ценим, но...
- Нет, нет и нет...
Он прижал к груди скрипку и поспешно вышел, по пути умудрившись наступить на ногу кларнетисту Гаврилову.


Пожилой скрипач Ефим Борисович Фейгман спешил домой с очередной репетиции. Затекшие ноги плохо слушались, в лицо дул пронзительный ветер, который невыносимо студил грудь под легким демисезонным пальто. Свой колючий вязаный шарф Ефим Борисович сегодня забыл в театре.
Чтобы перевести дух, он зашел в ближайший магазин, и сделал вид, что интересуется товаром. Нужды в "Модной торговле Жоры Кнапнугеля" пока не было - жениться Фиме было поздно, умирать рано, а концертный сюртук перелицевали еще на прошлой неделе.
Пока он разглядывал строгие пиджаки, надетые на безголовых истуканов, из-за стойки с пикейными жилетами возник продавец:
- Желаете из готового подобрать, или Моня снимет с вас мерку?
В руках продавца появился отрез темной шерстяной материи размером с небольшую шаль.
- Смею рекомендовать - настоящий кашемир. Прямо из Англии…
Ефим Борисович пощупал материал. Легкая ткань струилась между пальцами, мгновенно согревая ладони - с ней не хотелось расставаться:
- Я беру…
- Звать Моню?
- Не надо. Я возьму только это.. Сколько надо заплатить?
Продавец смутился:
- Демонстрационный экземпляр мы не продаем…
- Я должен иметь мнение моей жены. Вдруг Розе не понравится?
- Простите, мне нужно проконсультироваться с хозяином…
Продавец скрылся в подсобном помещении. Через несколько минут он возвратился:
- В таком случае можете взять даром… В следующий раз приходите с женой.
Он аккуратно свернул ткань и упаковал в вощеную бумагу.

Дома Ефим Борисович терпеливо выслушал упреки жены в непунктуальности.
Обед, приготовленный к оговоренному времени, пришлось разогревать заново. В результате все потеряло вкус и целый ряд полезных витаминов. Надо быть совершенно бездушным человеком, чтобы не ценить заботу о своем же здоровье…
Перед тем, как заняться прокруткой хрена для заготовок на зиму, Фима решил похвастаться своим приобретением. Роза его восторгов не поддержала. Материя ей показалась слишком ворсистой и не практичной, однако узнав, что за нее не потребовали денег произнесла: "Лучше плохая заплата, чем хорошая прореха"
Из умных книг Фима узнал, что "кашемир" происходит от названия области на северо-западе полуострова Индостан, делается из подшерстка тибетской козы, обитательницы горных районов Индии, Монголии, Пакистана, Китая.
Трудно было поверить, что столь уникальную ткань он получил совершенно бесплатно.
Порой Фима расстилал кашемировый лоскут на столе, потом долго гладил ладонью шелковистую мягкую ткань. Ему чудилось яркое солнце, далекие теплые страны, огромные козьи стада, послушно идущие за своими неторопливыми пастухами…
Иногда он укутывал в кашемир простуженное горло, или привязывал к спине во время разыгравшегося радикулита, но чаще заворачивал в него свое главное сокровище - скрипку, доставшуюся от деда. Едва защелкнув замки старенького потертого футляра, Фима с нетерпением ожидал возможности снова откинуть крышку, чтобы извлечь инструмент из уютной постели и почувствовать подбородком лаковую поверхность верхней деки.
Так или иначе, не было дня, чтобы он не прикасался к воздушной нежности кашемира. Казалось, с каждым прикосновением, пальцы все больше наполнялись подвижностью, силой и чуткостью, а сердце - уверенностью.
Ефим Борисович перестал ссориться с коллегами, с женой говорил только о приятном… Постепенно его перестало волновать, как играют другие - он слушал только свою скрипку.
Скоро слово "кашемир" стало нарицательным.
Удачно сыграв музыкальную партию, Фима говорил себе:
- Ну вот, полный кашемир!
После этого, в знак одобрения дирижеру, он принимался тихонько стучать смычком по краю скрипки…
Обглодав за обедом куриную ножку, ласково обращался к жене:
- Ты у меня, Розочка, хозяйка - чистый кашемир…
В жизни Ефима Борисовича Фейгмана поселились мир и покой.

В конце концов, кому какое дело, что на кусочке картона, который крепился к рулону костюмной ткани, было написано: шерсть 60%, вискоза 30%, искусственное волокно 10%.


 

 

  Яндекс.Метрика